Поиск по сайту

Помощь храму

RSS

Весной 2004 года состоялась встреча первого начальника Московского университета МВД России генерал-майора милиции Владимира Яковлевича Кикотя и Заведующего сектором учебных заведений Синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями диакона Александра Шестака, на которой обсуждались актуальные  вопросы и перспективы духовно-нравственного и патриотического воспитания курсантов.  Именно во время этой беседы  получила развитие тема строительства храма-часовни как центра духовно-нравственного воспитания и просвещения личного состава университета.
Уже через неделю приискали место, и идея создания храма-часовни стала постепенно воплощаться в жизнь.

Одноглавый храм в духе московских храмов XV в. со звонницей над юго-восточным фасадом. Заложен 08.11.2010, освящен 07.11.2012.

Имеет статус приписного к храму святителя Митрофана Воронежского на Хуторской гор. Москвы.

Предусмотрен вход для прихожан извне территории Университета МВД РФ.

Отвественный за совершение богослужений протоиерей Александр Шестак.

 

ИСТОРИЯ

ЗАКЛАДКА

ОСВЯЩЕНИЕ И ВОДРУЖЕНИЕ КРЕСТА

ОСВЯЩЕНИЕ ХРАМА

 

РАСПИСАНИЕ

ДУХОВЕНСТВО

 

ОБЪЯВЛЕНИЕ

О благотворителях и благоукрасителях молятся о здравии за Божественной Литургией.

Вопросы священнику направлять по электронному адресу: ArhistratigMih@mail.ru

IMG_0588

17 февраля состоялось праздничное богослужение в честь престольного праздника в храме священномученника Иоанна Артоболевского при Тимирязевской академии. Литургию совершил отец Димитрий в сослужении отца Илии, отца Анатолия и отца Моисея.

ФОТОРЕПОРТАЖ

Село Рождествено находится в 18 км юго-восточнее г. Истры, к югу от станции Снегири, на левом берегу реки Истры. Село Рождествено известно с давних времен. Первое письменное упоминание о селе относится к 1433 году.

Первые сведения о Рождественской церкви в приходной книге Патриаршего Казенного приказа за 1628 г.: «Церковь Рождество в государеве дворцовом селе Рожествене». Рождествено с деревнями Чертово и Федоровское было не позже 1643 г. пожаловано из Приказа Большого Дворца князю Алексею Михайловичу Львову. В дальнейшем первая из деревень была переименована в Черную, а другая исчезла. В 1646 г. при Рождественской церкви были священник, дьячок и пономарь. В селе и двух деревнях насчитывалось 66 крестьянских и 9 бобыльских дворов (146 человек). Рождествено с деревнями перешло к его племяннику Дмитрию Петровичу Львову, боярину. Умер он в 1660 г., мужского потомства не оставил. И в 1678 г. эта вотчина снова стала государевой. Но спустя 4 года была пожалована боярину князю Михаилу Алегуковичу Черкасскому.

24 июня 2008 года в Тимирязевской академии был освящен и установлен крест на домовый храм в честь новомученика, последнего настоятеля академического храма и преподавателя Академии протоиерея Иоанна Артоболевского. О будущем храме нашему корреспонденту рассказывает диакон Владимир Леонидович Алексеев.

Остались еще в Москве такие места, куда не достигает одышка разросшегося до неузнаваемости, тучного, огромного города. Хотя, казалось бы, совсем рядом шумная и неповоротливая Большая Академическая, забитая до отказа с утра до вечера автомобилями, тут же сияющие всеми цветами спектра развлекательные и торговые центры - а всего в одной трамвайной остановке - заповедное место. Старая усадьба с часами, тишина, снег поскрипывает под ногами. И даже названия улиц все больше патриархальные, точно из детства, из другого времени: Соломенная Сторожка, Пасечная, Вязовая, Тимирязевская...
 

1634  Две находки в доме причта храма Святителя Митрофана Воронежского — наградные знаки Московского совета детских приютов (см. № 11   и 12 «Календаря» за 1999 г.) — дали толчок к поиску новых материалов по истории прихода. В результате кропотливой работы сестры    милосердия Нины Карповны Зверевой в Центральном историческом архиве были обнаружены неизвестные ранее документы 1880—    1918 гг., относящиеся к Митрофаниевскому храму и приютам имени Принца Петра Георгиевича Ольденбургского, Великой Княгини  
  Елисаветы Феодоровны и Великой Княжны Анастасии Николаевны, при которых храм был построен. Предлагаем вашему вниманию
  обзор этих документов, дополненный из ряда других источников.

 С храмом Пресвятой Троицы в селе Язвище Волоколамского района наш приход связывают многие нити. Здесь перед своим последним арестом служил священномученик Владимир Медведюк, настоятель храма Святителя Митрофана Воронежского.

 Позже Троицкий храм был закрыт и только в 90-х годах передан Русской Православной Церкви.

В 1999 году его настоятелем стал бывший диакон Митрофаниевского храма отец Виталий Хохлов.

Церковь св.великомученика Георгия располагалась в самом центре грузинского поселения в Москве, вблизи дворца царя Вахтанга VI (сейчас на его месте расположено посольство ФРГ), у пересечения Георгиевской площади и речки Кабанихи (ныне -Зоологический переулок). Она была построена на месте церкви Иоанна Богослова, открытой по повелению Алексея Михайловича и сгоревшей в середине XVIII века. С просьбой о выдаче разрешения на ее постройку обратился к московскому архиепископу Платону сын Вахтанга VI - царевич Георгий. В ноябре 1749 г. разрешение было дано.

Деревянную церковь построили, очевидно, на средства царевича Георгия. Ее освятил архиепископ Иосиф Самебели (И.Т. Кобулашвили).

Богослужение в церкви велось на грузинском языке. В 1779 г. Георгиевская церковь сгорела, однако ризница была спасена.

На месте деревянной церкви было начато строительство каменной церкви, которая была освящена в 1800 г. В течение всего XIX в. церковь св. Георгия расширялась и обустраивалась.

В 1807 г. князья Цициановы (Цицишвили) устраивают приделы из красного дерева во имя Петра и Павла. Они пожертвовали церкви наиболее ценные реликвии - напрестольный крест, Евангелие, богослужебные книги, сосуды, ковчег и т. п. Младший брат известного политического деятеля начала XIX в. Павла Дмитриевича Цицианова - Михаил - был ктитором церкви 25 лет.

В 1841 г. в церкви был поставлен иконостас, в 1870 г. - увеличена высота колокольни. В 1897 г. к старой церкви, которая уже не могла вместить всех прихожан (в связи с ростом населения в этом районе Москвы) было построено новое здание в псевдо-византийском стиле (архитектор Сретенский).

Церковь считалась богатой, в ней хранились православные грузинские реликвии (в их числе и крест св. равноапостольной Нины, просветительницы Грузии), а также богатая библиотека, в которой были старопечатные книги на старославянском и грузинском языках.

При церкви в 1864 г. М.Д. Цициановым была устроена богадельня для престарелых монахинь.

До конца 1920-х гг. в церкви проходили богослужения. В 1930 г. церковь была закрыта, а здание перестроено: разобрана колокольня и глава, сооружены межэтажные перекрытия. Библиотека, вероятно, была увезена. С этого времени в церкви размещается вечерний электромеханический техникум им. Красина.

Как сообщает справочник «Православная Москва», храм был закрыт в 1929 году; в 1993 году древняя часть храма была возвращена Церкви, новая часть и поныне занята техникумом. 

При содействии русско-грузинского общества "Дзалиса" (Т.Джандиери) Храм возвращен Церкви и отреставрирован.

Святыни: икона св. вмч. Георгия.


Богослужение: по воскресным дням и великим праздникам - Литургия в 10 час., накануне - всенощное бдение в 17 час. По средам в 17 час. - молебен св. Георгию. Богослужения совершаются на церковно-славянском и грузинском языках.

Действует воскресная школа для детей и взрослых. Имеется библиотека.

15 декабря 2006 года храм Рождества Пресвятой Богородицы в Бутырской слободе возвращен Церкви. Событие знаменательное и для нашего прихода: дом причта Митрофаниевского храма некогда построили на землях, принадлежавших храму Рождества.
Освященный в 1684 году при Патриархе Иоакиме, Богородице-Рождественский храм был дочиста разграблен и превращен в конюшню наполеоновскими солдатами. В 1930 году его вновь разграбили и закрыли, но уже свои. На храмовой территории разместился завод «Знамя». Церковная трапезная была взорвана. Пытались уничтожить и надвратную колокольню, но взрывы ее не разрушили, а многотонные «бабы» отскакивали от стен, не причиняя им вреда. Разбили только шатровый верх. 

История храма 

Местность, где поставлен храм, именовалась в XIV в. Козьим болотом и была местом выпаса коз и проживания пастухов.

Деревянный храм во имя св. Власия мог быть поставлен уже в то время - св. Власий почитался на Руси как покровитель домашних животных; на него перенесли верования, связанные с языческим богом Велесом.

По письменным источникам храм известен с 1625 г. - уже в Конюшенной слободе.

В 1644 г. был построен первый каменный храм с главным престолом Преображения; один из приделов был освящен во имя священномученика Власия.

Два других придела храма были во имя Казанской Богоматери и св. Николая.

В течение XVII-XVIII вв. храм неоднократно перестраивался с сохранением частично старой постройки. Была построена первая трапезная, колокольня.

В 1816 г. колокольня была перестроена.

В 1866-72 гг. на месте прежней возвели существующую трапезную на средства купца Куманина, с приделами Казанским и Власьевским.

Храм составлен из разновременных объемов, но при этом сохранил традиционную композицию конца XVII в.: сам храм - одноглавый четверик, трапезная с приделами и колокольня.

Сам храм - квадратный в плане двусветный объем, перекрытый сомкнутым сводом, снаружи расчлененный лопатками, имеет богатое завершение - резной карниз с поясом - фризом ложных кокошников над ним; над четырехскатной кровлей поднимается глухой воьмерик барабана с полуколонками на ребрах и граненой главой. Окна и порталы увенчаны трехлопастными однотипными кокошниками.

Тремя арочными проемами четверик соединен внутри с трапезной. При перестройке XIX в. трапезная с трех сторон охватила нижний четверик колокольни. Колокольня невысокая, трехъярусная, квадратная в плане, с открытым верхним ярусом звона. Внизу ее украшает плоский портик.

Около 1880 г. в храме был установлен иконостас по рисунку А.С. Каминского.

В 1921 г. в правой пристройке был устроен придел Серафима Саровского, переведенный из дома 28 по Сивцеву Вражку, где была упразднена домовая церковь того же имени.

Около 1939 г. храм был закрыт. Здание приспособили под мастерские. Храм был обезглавлен, ограда уничтожена. Само здание со временем полностью потеряло вид, превратилось в обшарпанный рядовой дом.

С 1976 г. мастерские были выселены, и началась медленная реставрация. Придел Серафима Саровского при реставрации снесли.

В 1981 г. здание храма получил Русский народный оркестр "Боян" под творческую мастерскую; планировалось и открытие Дома Народной музыки.

В 1991 г. храм был возвращен верующим. Богослужения возобновлены в 1997 г.
 
 
Святыни.

  Чтимые иконы сщмч. Власия и «Введение Богородицы во Храм».

Духовенство.

  Протоиерей Алексий Новиков — настоятель.


  Приход окормляет Детский дом № 19.


Адрес:
  121001, Москва, Гагаринский пер., 20, стр. 2. м. «Кропоткинская».

Телефон:
  241-23-80
 

 Бутырская слобода известна с XVI в. Как вотчина бояр Романовых. В 1682 – 1684 гг. на средства Бутырского стрелецкого полка, недалеко от существовавшего ранее деревянного храма, построен пятиглавый каменный храм с двумя приделами, трапезной и отдельно стоящей шатровой колокольней. Колокольня, имевшая шатер с четырьмя ярусами оконцев – слухов, считалась одной из красивейших в Москве. Во время Отечественной войны 1812 г. французские войска превратили храм в продовольственный склад: бесчинствовали, губили иконы и уникальные фрески.
  Однако уже к концу 1812 г. начались богослужения, окончательно же восстановлен храм и его убранство в1855 г.
  В начале 1920-х гг. регулярные богослужения были прекращены, окончательно храм закрыт в 1935 г. В том же году здание храма передано заводу № 132 Глававиапрома. Верх колокольни снесен в начале Великой Отечественной Войны, главы храма и трапезная, а также здания приходской школы и богадельни были уничтожены, в 1970 г. между сохранившимися частями – объемом основного здания храма и нижними ярусами колокольни построен заводской корпус.
  В настоящее время обезглавленный храм, превращенный в заводской цех и незаконно приватизированный, находится внутри ОАО ММЗ «Знамя» и недоступен для посещения. 
  Несмотря на Распоряжение Правительства РФ № 556-р ,,О передаче храма Рождества Пресвятой Богородицы в Бутырской слободе’’ здание храма не передано Церкви.
  Чудом сохранившийся первый ярус колокольни был возвращен Церкви, и в нем устроен домовой храм в честь блгв. Кн. Димитрия Донского освященный в1999 г. малым чином.


Духовенство: протоиерей Алексий Талызов – настоятель.
Богослужение: В субботу – всенощная в 17 час., в воскресение – Литургия в 9 час., в эти же часы совершаются богослужения накануне и в дни Великих праздников и особо чтимых святых.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Благодрево.RU

Храм преподобного Илии Муромца с приделом в честь святой великомученицы Варвары в подмосковной Власихе был возведен в 1998 году по инициативе Командования Ракетных войск стратегического назначения. Проект будущего «Собора ракетных войск», как называют храм сами ракетчики, утвердил сам Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Интересно, что освящение новопостроенного храма, которое Его Святейшество совершил 27 апреля 1998 года, было для Предстоятеля Русской Православной Церкви сотым, юбилейным. На первой литургии, состоявшейся после освящения, был рукоположен в священники нынешний настоятель храма протоиерей Михаил Васильев. 
За прошедшие со дня освящения годы сделано немало. В подклети храма были устроены крестильный храм в честь святого благоверного князя Всеволода Псковского и трапезная на 60 мест. При храме заработала юридическая консультация, стала выходить ежемесячная газета «Городок - 10». 
Отдельная сфера деятельности прихода – забота о подрастающем поколении. Стараниями приходской общины во Власихе возник военно-патриотический клуб для трудных подростков «Илья Муромец». При храме действует воскресная школа, отец Михаил регулярно проводит беседы о православной культуре и нравственности в двух детских садах и школе им. А.С. Попова, специально для детей Власихи создан компьютерный класс. 
Сегодня приход состоит примерно из пятисот постоянных прихожан, бывающих в храме несколько раз в месяц. В храме Илии Муромца нет никаких поборов за совершение треб и Таинств. Свечи для детей, солдат и малоимущих выдаются бесплатно. 
Прихожане храма активно участвуют в жизни города. Несколько раз в год по инициативе приходской общины проводятся народные гуляния, концерты и праздники для жителей Власихи.

Храмы-побратимы - это храмы, в которых стали настоятелями священники, ранее служившие в нашем приходе.

 

Храм Рождества Пресвятой Богородицы в Бутырской слободе

Храм благоверного князя Димитрия Донского

 

Храм в честь блгв. кн. Димитрия Донского освящен в 1999 г. в нижнем ярусе чудом сохранившейся колокольни храма Рождества Пресвятой Богородицы в Бутырской слободе.
Настоятель - протоиерей Алексий Талызов.

 

Храм преподобного Илии Муромца на Власихе

 

Храм преподобного Илии Муромца с приделом в честь святой великомученицы Варвары в подмосковной Власихе был возведен в 1998 году по инициативе Командования Ракетных войск стратегического назначения. Проект будущего «Собора ракетных войск», как называют храм сами ракетчики, утвердил сам Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.
Настоятель - протоиерей Михаил Васильев.

 

Храм великомученика Георгия Победоносца в Старых Лучниках

 

В современной Москве сохранилось несколько храмов, посвященных св. вмч. Георгию Победоносцу. Один из них на Лубянке, в Старых Лучниках. Первое упоминание о храме "у Коровьей площадки" относятся к 1460 г., когда на месте нашего храма стоял другой, маленький и деревянный. История сохранила разные названия - "в Лужниках", "в Лужках", "в Лучниках". Толкуют их по разному, и как место выгона или продажи скота, и как место продажи лука, или от слободы изготовителей боевых луков...
Настоятель - протоиерей Алексий Казанчев.

Храм Пресвятой Троицы в Язвище

 

С храмом Пресвятой Троицы в селе Язвище Волоколамского района наш приход связывают многие нити. Здесь перед своим последним арестом служил священномученик Владимир Медведюк, настоятель храма Святителя Митрофана Воронежского. Позже Троицкий храм был закрыт и только в 90-х годах передан Русской Православной Церкви.
В 1999 году его настоятелем стал бывший диакон храма свт. Митрофана Воронежского священник Виталий Хохлов.

 

Храм священномученика Власия в Старой Конюшенной слободе

 

Первое упоминание о храме относится к 1624 г. Нынешнее здание построено в 1644 г. (перестраивалось и расширялось в 1815, 1866 и 1901 гг.). В 1921 г. был освящен придел прп. Серафима Саровского (снесен при реставрации). С 1936 г. храм был занят обновленцами, ок. 1939 г. — закрыт и обезглавлен. С 1980-х гг. в здании разместился Русский народный оркестр «Боян», тогда же были проведены реставрационные работы. В 1991 г. храм был передан Московской Патриархии. Первая Божественная литургия была отслужена 7 апреля 1997 г., в день Благовещения Пресвятой Богородицы.
Настоятель - протоиерей Алексий Новиков.

Храм великомученика Георгия Победоносца в Грузинах

 

Московский храм великомученика Георгия Победоносца в Грузинах. Согласно договоренности между Русской Православной и Грузинской Православной Церквами, в этом храме, принадлежащем Московскому Патриархату, служит также клирик Грузинской Церкви, богослужение ведется на церковно-славянском и грузинском языках. Внутри очень необычная новая роспись в византийском стиле.
Настоятель - протоиерей Феодор Кречетов.

 

Храм Рождества Христова в с. Рождествено

Храм Рождества Христова в селе Рождествено с приделами Иоанна Предтечи и первоверховных апостолов Петра и Павла до недавнего времени представлял собой печальное зрелище. Обезглавленный, стоял он не один десяток лет, зияя пустотой выбитых окон. Долгие годы здесь хранились сельхозудобрения, когда склад «выселили», здание осталось беспризорным. По ночам за разрушенной церковной оградой жгли костры, рычали мотоциклетные моторы, на все село гремела музыка. Мало кто тогда вспоминал историю храма, построенного в двадцатых годах XIX века. Имена храмоздателей и служивших в нем священников, духовно окормлявших жителей с. Рождествено и окрестных деревень, тоже, казалось, канули в Лету. Но Богу было угодно, чтобы храм Рождества Христова поднялся из руин, чтобы, как встарь, сиял над церковным куполом крест, Благовест созывал прихожан на богослужение и шли в церковь люди.

Настоятель - протоиерей Александр Елатомцев (медбрат сестричества Препродобномученицы Елизаветы Феодоровны, алтарник храма свт. Митрофана Воронежского)

...Глядя на завершенный образ, я понимаю, что сам, своими силами, не справился бы с этой задачей. До сих пор не понимаю, как же все-таки лик получился. Хотя был, конечно, определенный подход к этой работе. Перво-наперво, я не стал копировать какой-либо известный образец - копия всегда хуже оригинала. Просто собрал репродукции всех известных мне мозаичных византийских икон Спасителя и, ориентируясь на них, сделал свой вариант.

Процесс делания мозаики довольно трудоемок. По существу, ты строитель. Материалы - цемент, песок, известь, смальта, натуральные камни. Каждый день по металлическим лесам поднимаешься на уровень третьего этажа, под купол. Лицо твое почти постоянно обращено вверх, так что к концу дня кажется, что затылок прирос к спине. Но в усталости - радость, потому что работа связана со Христом...

В 1996 году на территории Митрофаниевского храма была освящена вновь построенная домовая церковь-баптистерий во имя святой великой княгини Елизаветы Феодоровны. Ежемесячно в нем совершается сестрическая литургия, на которой поет сестрический хор.

Храм Мученика Вонифатия был открыт в 1990-е годы при Центральной областной психиатрической больнице, построенной в годы Первой мировой войне. Больница была устроена из лазарета-санатория на даче известной благотворительницы Коншиной в Петровском парке на углу Старого Петровско-Разумовского и Истоминского проездов. За короткое время санаторий превратился в небольшой городок. В годы советской власти в санатории была частная психиатрическая лечебница, ставшая впоследствии государственной. Церковь возродили с использованием старого здания больничной библиотеки, с 1998 года начались богослужения.

 Предлагаем вашему вниманию фоторепортаж.

19 ноября 2000 года на территории Благовещенского храма был освящен закладной камень будущего крестильного храма во имя священномученика Владимира Медведюка и Новомучеников и исповедников Российских. Два года назад строительство было завершено. А недавно художник-мозаичист Сергей Дмитриевич Голышев закончил работу над мозаиками в верхнем ярусе храма.

Старинное село Горетово расположено на берегу Москвы-реки примерно в 20 км от Можайска и 10 км от Бородина. Первое упоминание о нем восходит к 1404 году, когда некая Феодосия Филиппова передала село своему приемному сыну Тимошке. До 1768 года Горетово составляло одно владение с соседним Глазовым. В Смутное время, в 1608 году, поляки сожгли село вместе с деревянным Никольским храмом. С тех пор в Дворцовых волостях числилась пустошь Горетова. Она была заселена лишь в 1679 году: крестьяне Звенигородского уезда поставили здесь 4 двора, и пустошь стала деревней. В 1685 году ее передали в поместье окольничему Ивану Алексеевичу Мусину-Пушкину, который построил здесь деревянную Троицкую церковь с приделом Николая Чудотворца. Церковь освятили 24 мая 1687 года, а спустя 10 лет сын Ивана Алексеевича Платон подал прошение о разрешении построить в Горетове каменный храм.

Церковь Святителя Николая, что в Заяицком, расположена в Замоскворечье, на правом берегу реки Москвы, в северо-западной части квартала, образованного пересечением проездов Раушской набережной, 2-го Раушского переулка, Садовнической улицы и Устьинского проезда.


Раушская набережная в начале ХIХ века называлась Набережной улицей, потом, до 1870-х годов — Заяицкой набережной, по церкви Святителя Николы Заяицкого, а затем — Раушской, точнее, Роушской. Это название произошло от находившихся здесь в XVI—XVIII веках небольших рвов — «ровушек», соединявших старое русло реки с современным и предохранявших Нижнюю Садовническую слободу (район Садовнической улицы) от разливов.


Весь район, прилегающий к правому берегу реки Москвы, между Каменным и Устьинским мостами, в древности занимали садовнические слободы, которых было три и которые по своему местоположению делились на Верхнюю, Среднюю и Нижнюю. Здесь жили садовники, обслуживающие царские сады, устроенные по приказу Ивана III в конце XV столетия и тянувшиеся полосой вдоль берега реки, напротив Кремля; они-то и выкопали эти рвы. После устройства в 1835 году на реке Москве плотин необходимость в рвах отпала, их засыпали, но название «Раушские» осталось.


2-й Раушский переулок назван по наименованию набережной, до 1964 года он был Николо-Заяицким. Устьинский проезд существует с 1883 года, когда здесь, у устья реки Яузы, был построен Большой Устьинский мост.
Название храма Николая Заяицкого давно привлекало историков и топонимов. Так, И. Кондратьев, историк конца XIX века, высказывал по его поводу несколько предположений: «Говорят, что здесь жили заяицкие татары, торговавшие в Москве бухарскими товарами. По другим известиям видно, что храм назывался Заяицким потому, что во время нашествия ляхов в начале XVII столетия вызван был на отражение врагов казацкий полк с реки Яика (современная река Урал), который на том месте, где ныне стоит каменная церковь, построил деревянную церковь во имя святителя Николая Чудотворца и поставил в ней образ этого угодника. Затем есть еще предание, что в приходе жил иконописец Андрей Заяизский, который писал в означенном храме образ Николая Чудотворца и расписывал все стены храма. Наконец, некоторые предполагают, что древний образ святителя Николая привезен с Заяицкого острова, принадлежащего Соловецкой обители, и помещен в означенном храме».


Предположение о заяицких татарах, давших название церкви, высказано и в «Историческом путеводителе по знаменитой столице государства Российского», изданном в начале XIX века. К нему же склоняется и современный автор Александр Шамаро: «Само по себе прилагательное «заяицкий» ничего загадочного не представляет. Заяицкий — за Яиком, большой рекой, протекающей по Южному Уралу и Прикаспийской низменности и разделяющей Европу и Азию. Здесь свыше четырех веков назад, еще при Иване Грозном, начали селиться волжские казаки, разгромленные царскими полками и бежавшими на яицкие берега. Как известно, в 1775 году матушка-государыня Екатерина Алексеевна, едва оправившаяся после глубоких душевных потрясений, связанных с гигантским крестьянским бунтом во главе с Емельяном Пугачевым, и пребывавшая во гневе на яицких казаков, этот пожар и запаливших, распорядилась переименовать реку Яик в реку Урал и соответственно Яицкое казачье войско в Уральское. А значит, то, что оставило по себе память в названии Никольского храма, надо искать в истории, предшествовавшей переименованию. Да, должно быть, в Смутном времени — лихолетье 1605—1612 годов, времени иноземной интервенции, всеобщего разорения, голода, бессчетных смертей. Ибо только тогда могли побывать на Москве казачьи отряды с берегов далекого Яика.
Так сама собой складывалась топонимическая версия, согласно которой в годы Великой Смуты на отлогом москворецком берегу стоял лагерем полк яицких казаков. Более того! Несмотря на ожесточенные стычки и кровопролитные бои, они сумели построить здесь церковь и украсили ее иконостас особо почитаемым ими образом Николая Чудотворца...
Все это, конечно, вполне могло случиться, вполне могло быть... Но при всей своей логичности версия эта не может не смущать. Прежде всего, этот уголок Москвы — далеко не самое удобное место для расквартирования конного полка или даже более-менее крупного конного отряда. В разоренном и выжженном, как и вся тогдашняя Москва, Замоскворечье крайне затруднительно было найти кров для постоя. И где тут выпасы для коней? Если уж разбивать лагерь, то в предместьях... Что же касается построения казацкой церкви, то сооружать храм в центре кроваво-огненного омута было просто немыслимо. Не говоря уже о том, что в таком строительстве не было никакой необходимости, так как, согласно документальным данным, церковь здесь уже стояла!
К тому же Никола на Раушской получил прозвание Заяицкий, а не Яицкий. «За» — значит по ту сторону реки. Так вот, если быть до конца точными, то казаков, проживавших на берегах Яика, следовало бы назвать даже не яицкими, а прияицкими, так как все их станицы и хутора протянулись на 600 верст только по европейскому берегу Яика (Урала), по «Самарской стороне», как исстари принято называть в здешних краях возвышенное, «гористое» правобережье. А противоположный левый, азиатский берег называли и по сей день называют «Бухарскою стороной».
И потому мне кажется верной иная топонимическая версия. Она, можно сказать, обращена в диаметрально противоположную сторону — не к войне, а к миру, не к убийству, грабежам, пожарам, а к торговле с дальними странами. Об этой гипотезе кратко сообщает И. Ф. Токмаков: «Может быть, некоторые любители московской старины пожелают знать причину, почему храм этот называется «что в Заяицкой»; не можем ответствовать достоверно, но предполагаем, что жили здесь заяицкие татары, торговавшие в Москве бухарскими товарами. Через улицу от набережной есть одна улица, носящая имя Татарской; это доказывает, что в этой части обитали татары...»
Правдоподобна ли эта версия в историческом плане? Судя по археологическим находкам, еще в VIII—X веках в государства Северной Европы шли караваны из Хорезма и Мавераннахра — областей, расположенных в междуречье Амударьи и Сырдарьи (арабское слово «мавераннахр» означает в буквальном переводе «заречье», то есть за Амударьей). Караванные пути пересекали земли, населенные восточными славянами, и предки наши, естественно, тоже участвовали в этой торговле. В XVI—XVIII столетиях главным поставщиком азиатских товаров в Москву и Нижний Новгород, в Московское государство, ставшее Российской империей, было Бухарское ханство. Широкую торговлю вела и Хива. Из Бухары и Хивы одно за другим отправлялись посольства, которые, конечно, были одновременно и торговыми экспедициями. За полтора столетия, с 1557 по 1700 год, согласно хронике, приведенной в книге С. В. Жуковского «Сношения России с Бухарой и Хивой за последнее трехстолетие» (Петроград, 1915), ушло в северо-западную сторону за Яик, в Московское государство, свыше двух с половиной десятков посольско-купеческих караванов.
И всем этим послам и купцам необходим был в первопрестольной достойный их безопасный приют. Говоря по-русски — постоялый двор, или подворье. Он вполне мог быть создан на москворецком берегу, против устья Яузы, поблизости от расположенной южнее Татарской слободы. Вполне понятно желание гостей из Туркестана останавливаться в славянском и христианском городе поближе к братьям по вере, говорившим на родственном языке. Ну а что касается выражения Токмакова «заяицкие татары, торговавшие в Москве бухарскими товарами», то следует напомнить, что в дореволюционной России татарами называли представителей самых разных тюркских народов.
И вполне вероятно, что прозвание Никола Заяицкий обозначало Никольский храм, что в Заяицкой слободе — у Бухарского подворья».
Историк И. М. Снегирев в 1865 году писал: «Урочище церкви святителя Николая на правом берегу Москвы-реки, смежное с Татарской улицей, Заяицкое, в актах XVII века Заецкое и Заяцкое. Первое, позднейшее, происходит от заяицких, или уральских, казаков, которые имели здесь свое подворье, и от этого урочище заимствовало свое название. Но древнейшее его прозвище Заецкий и Заяцкий... созвучно и по видимому однородно с именем потомка брата Батыева, Шейбана Заецкого, также Заяицкого хана, известного Москве в 1360 году. По этому самому можно отнести и эту местность к эпохе монголо-татарского господства».
И все же наиболее вероятная версия высказана известным историком конца прошлого века И. Ф. Токмаковым, который считал, что название церкви произошло оттого, что в начале XVII века заяицкими казаками был пожертвован образ святого чудотворца Николая, во имя которого строен правый придел теплой церкви. Эта версия подтверждается и недавно найденным архивным документом.
Храм Николы Заяицкого (с главным приделом Преображения Господня) находился в Нижней Садовнической слободе. Первоначальная церковь, стоявшая на этом месте, была деревянной и впервые упоминается в Новгородской летописи 1518 года. В документах XVII века встречается запись: «Церковь вел. Чудотворца Николы Заяицкого 1625 и 1628 гг. по окладу 16 алтын 4 деньги платил поп Ефрем». В 1639 году в ее приходе было четыре двора причта и «подле кладбища белые дворы садовников».
По одним данным, к 1657 году церковь стала каменной, но через сто лет настолько обветшала, что ее решили снести и построить новую во имя Николая Чудотворца. По другим, каменная церковь впервые выстроена в 1652 г.
В делах Синода за 1722 год сообщается: «Построена исстари, а в каком году не написано, освящена в 1652 г. При ней церковь Знамения Богородицы построена в 1670 г.» В Имянной подушной книге 1722—1726 годов показано: «Церковь Преображения Спасова, что слывет урочище Заяицкого, при ней придел св. Николая Чудотворца, да церковь особая Знамения Пресвятой Богородицы каменные».
Храм Знамения был построен рядом с храмом Николы в Заяицком в 1670 году (каменный с 1718 года, освящен 25 ноября), разобран во второй половине XVIII века. Знаменский престол в последний раз упомянут в документе 1778 года. В 1870-х годах был проект восстановить Знаменский придел в колокольне, но разрешение не было дано, так как «ход туда тесен и неудобен».
В «Строительной книге» за 1657 год указываются размеры церковной земли и двух кладбищ при Николо-Заяицком храме, огороженных заборами. В приходе жили в основном садовники (насчитывалось 47 дворов), а «кругом церкви» находились «садовой слободы огородные заборы». В 1699 году после ревизии «годовых денежных доходов» Петр I против церкви Преображения Господня с приделом Николая Чудотворца Заяицкого сделал помету: «кормиться приходом». С этого времени все работы по ремонту и перестройкам должны были осуществляться на средства прихожан, без дотаций со стороны церковных ведомств.
В марте 1741 года «Московских питейных сборов компанейщик Емельян Яковлев сын Москвин» обратился в канцелярию Синодального правления с просьбой дать разрешение на сломку старой приходской церкви и строительство новой — во имя Преображения Господня с приделами Николая Чудотворца и Преподобного Сергия Радонежского Чудотворца, «что в Нижних Садовниках, зовомое Заецкого». В прошении Москвин писал о том, что «церковь построена из давних лет и во многих местах в оной церкви фундаменты опустилися и своды повредилися и главы весьма обветшали отчего имеют немалую опасность... означенную ветхость разобрав построить вновь каменную церковь и приделы во имя прежде бывшие... против здания церкви Иоанна Воинственника». Последние слова указывают на то, что прототипом нового храма должна была служить церковь Иоанна Воина, возведенная в 1709—1715 годах и приписываемая архитектору И. Зарудному. На строительство Москвин выделил 6 тысяч рублей, на 5 тысяч векселей и обещал, если окажется необходимым, дать деньги для приведения «новой церкви в благолепие и иконное украшение».
Произведя осмотр ветхой церкви, члены канцелярии Синода 7 марта 1741 года дали согласие на разборку старого здания и постройку нового на деньги, пожертвованные Москвиным. Из-за своего преклонного возраста все хлопоты по покупке строительных материалов и присмотру за строительством он поручил тоже «компанейщику» Андрею Алексеевичу Турчанинову, который взял обязательство возводить церковь «по данному ему рисунку».
Сведения об авторе рисунка содержатся в записях приходно-расходных книг за февраль 1741 года, в которых говорится о выдаче «школьнику Ивану Стахееву за сочинение строения святыя церкви рисунка» двадцати рублей. Стахеев не фамилия, а отчество, полностью же его звали Иван Стахеевич Мергасов, он учился в архитектурной школе Д. В. Ухтомского, и этот проект был его первым опытом самостоятельного проектирования.
Еще до получения разрешения на строительство начали покупать строительные материалы: белый камень, известь, бут, кирпич,— а также лопаты, ломы, топоры и веревки. Сразу же после подписания указа о строительстве были наняты тридцать рабочих, которые приступили к разборке старого здания храма. Они сняли церковные главы, разобрали кирпичные стены, белокаменный цоколь и фундамент. Всего за апрель разломали 58 тысяч кирпичей, более двух тысяч белых камней, семь сажень щебня. Так как новая приходская церковь предполагалась большего размера, чем прежняя, у «канцеляриста» Петра Бутова купили смежный двор с «хоромами под строение святой церкви».
25 мая состоялась торжественная закладка церковного здания, по поводу чего был отслужен молебен. Церковное «строение было уже зачато и немногое число построено», когда два месяца спустя скончался Москвин. В сентябре недостроенные стены церкви накрыли деревянными щитами и возвели палатку, отапливаемую печью, в которой в зимнее время тесали блоки белого камня.
По сообщению в контору Синода, к марту 1742 года стены церкви возвели «по нижния окны и выше вывели». Через два месяца число работающих на строительстве увеличилось до 68 человек, в июне они уже выкладывали своды трапезной, а в сентябре, вероятно, строительство трапезной и колокольни подошло к завершению, так как кузнецу поручили выковать два креста, один на алтарь, а другой на колокольню.
В марте 1742 года по Указу Синода архитектору Ивану Мичурину было приказано осмотреть строительство церкви, «что словет Заяицкого», и составить смету на ее достройку, однако обследовал он церковь лишь через год. В «Доношении» Мичурин сообщал, что «оную церковь достроить надлежит в вышину 12 сажень, колокольню в вышину на 15 сажень... а как убирать стены надлежит оное, все значится на сочиненном чертеже». В составленной им смете перечислены необходимые материалы: кирпич, белый камень для карнизов, наличников, паперти, ступеней, балюстрад, картушей и капителей; связное железо на вязку стен и стропила; железо на кровли и купола; золоченая медь на главы. Планировалось также изготовление «двадцати четырех статуй разных» для украшения фасадов. В интерьер на полы церкви предполагалось купить чугунные плиты, для штукатурки стен — известь и алебастр, затем живописью покрыть стены и устроить во всех приделах резные позолоченные иконостасы. По смете должны были истратить 23 тысячи рублей.
Строительство подходило к полному завершению, когда в ночь на 11 сентября 1743 года храм внезапно обрушился, о чем священник Петр Кириллов тут же и сообщил в контору Синода. Так как деньги, завещанные Москвиным, уже кончились, контора Синода стала взыскивать по долговым векселям. С одного из должников Москвина было получено 500 рублей. Их отдали священнику, который нанял рабочих для разборки упавшего здания и приступил к покупке строительных материалов.
11 марта 1745 года последовал указ конторы Синода о необходимости завести Приходно-расходные книги по возобновлению приходской церкви и фиксировать ежедневные траты денег и материалов, а также приказывалось срочно представить сведения о том, «каким образом строение оной церкви снова быть имеет, учиня рисунок с показанием меры длины, ширины и высоты церковной... призвав архитектора и означенной церкви священника потребовать от него архитектора рассуждения дабы оная в совершенное строения окончание приведена была без наималейшего повреждения». Освидетельствование разрушенного здания, составление чертежей и сметы было поручено архитектору Ивану Мичурину. Кроме того, в указе говорилось о необходимости повторного использования кирпича, белого камня и других материалов, собранных после разборки разрушенной церкви.
Из записи от 30 марта 1745 года известно, что подрядчик крестьянин Иван Стефанов «с товарищи» полностью разобрал старый фундамент, а другой подрядчик, Андрей Степанов, с бригадой каменщиков выложил «фундамент новый под церковь». Эта запись опровергает мнение многих исследователей, считавших, что новое здание возводилось на старом фундаменте.
Одновременно закупались строительные материалы, а 30 июля 1746 года священник церкви Николая Заяицкого заключил контракт с крестьянином Ярославского уезда «Василием Осиповым сыном Есиповым» на строительство «тоя церкви за две тысячи рублев». В записях Приходно-расходных книг упоминаются и поставки материалов на «строение колокольни», которая, следовательно, также обрушилась.

Емельян Яковлевич Москвин умер в мае, а Андрей Алексеевич Турчанинов — в сентябре 1741 года. Последний передал своим сыновьям 1-й гильдии купцу Ивану и церковному старосте Михаилу деньги, полученные от Москвина, и завещал употребить их на возведение храма. Но строительство требовало все новых средств, деньги, пожертвованные Москвиным, кончились, поэтому постепенно начали продавать его имущество, в том числе семейное серебро.

После того как храм обрушился, работы были вновь начаты с фундамента на средства Ивана Андреевича Турчанинова, в 1744 году сделавшего «рисунок» новой церкви. Документ сообщает: «Каменных дел... подрядчик Никита (Леонтьев сын) Соколов оной Николаевской церкви каменное строение в прошлом 1747 году имел строить по контракту с... попом Петром и прихожанином Иваном Турчаниновым, которое по контракту и окончил все без упущения, да сверх того контракту построил он Никита колокольного строения, а сколько сажень того, он подлинно сказать не знает...»

В прошении старосты Ивана Ивановича Кашинцева и прихожан, поданном в декабре 1748 года в контору Синода, говорилось, что «московские компанейщики желали вместо развалившейся церкви построить вновь своим капиталом, только Турчанинов, ради поминовения своих родителей, не допустил их, а начал производить оное строение своим капиталом, а ныне... он пришел в несостоятельность и тому третье лето оная церковь им не строитца и производить то строение стало ему нечем, отчего имеетца за непокрытием тех церковных стен от сырости немалое повреждение». В заключение предлагалось продать двор и лавки, оставшиеся у Турчанинова, и на вырученные деньги достроить церковь. От полного разорения Ивана Андреевича спасла смерть наследницы Москвина; после нее остались двор с домом, которые и были проданы, а полученные деньги пошли на строительство. Работы возобновились с весны 1749 года, но из-за постоянной нехватки средств их окончание затянулось на несколько лет. В 1751 году И. А. Турчанинов умер.
Новый этап истории храма связан с именем прославленного русского зодчего князя Д. Ухтомского. 18 января 1748 года контора Синода издала указ, по которому Ухтомскому поручалось составить «ведомость» необходимых материалов на достройку церкви. По царскому указу от 3 февраля 1748 года ему «велено учинить смету, колико строящиеся церкви Николая Чудотворца Заяицкого достраивать осталось, и что нынешнего года весною строить необходимо, и коликое на покупку материалов употребить надлежит денег». Смета не сохранилась, но найдена запись о том, что она находилась в конторе Синода, так же как и рисунок «к строению оной же церкви», выполненный Ухтомским. К сожалению, этот чертеж также не дошел до наших дней.

Аналогом храма Николы Заяицкого обоснованно считают храм Никиты Мученика на Старой Басманной. Оба они близки и по времени строительства, и по участию в нем Д. Ухтомского, и по архитектурному облику в стиле «елизаветинского барокко». Церковь Николы Заяицкого решена в традиционной для барокко композиции, состоящей из последовательного соединения храма, трапезной и колокольни, причем более динамичная, устремленная ввысь многоярусная колокольня контрастирует с приземистым массивным четвериком основного объема церковного здания. Четверик завершается восьмигранным куполом, каждая грань которого прорезана высоким окном-люкарной, обрамленным по сторонам колонками и увенчанным лучковым фронтоном. В центре купола помещен световой барабан с луковичной главой. Использование разнообразных по форме окон, в том числе круглых, а также многочисленных белокаменных декоративных элементов и окраска стен, контрастирующая с белым декором, усиливают ощущение праздничности.

Строительство в основном завершилось к 1754 году, а окончательная отделка интерьера — к 1759 году. 24 октября 1754 года Преосвященный Филимон, епископ Грузинский, освятил правый придел, во имя Николая Чудотворца, а 31 июля следующего года — левый, во имя преподобного Сергия Радонежского. Главный, Преображенский придел был освящен лишь 22 августа 1759 года. Таким образом, от начала строительства храма до его полного завершения, включая убранство интерьера, навеску колоколов и прочее, прошло долгих восемнадцать лет. И все же некоторые детали декора фасадов остались незавершенными, например, не вырезаны капители, что явилось следствием постоянной нехватки средств.

Вполне вероятно, что интерьер уже в то время украшали настенные росписи, о характере которых можно частично судить по составленной И. Мичуриным записи в смете 1743 года: «За расписание в церкви по клеймам пристойных штук и святых пристойным к тому материалом живописной работы — 300 руб.»

Площадь храма составляла 200 квадратных сажень, а территория погоста — 1572. Одночастный алтарь выступал на 4,5 сажени и был на 2 сажени ?уже основного объема. Общая длина церкви, трапезной и колокольни равнялась 19 саженям, при ширине последней в 6 сажень.

Первый план погоста церкви датирован 1748 годом. Его территория имела Г-образную конфигурацию; протяженная западная граница тянулась вдоль современного 2-го Раушского переулка, на который выходил торец колокольни; параллельная ей граница шла вдоль смежного двора, северная же тянулась вдоль реки Москвы. Уже тогда на ее берегу стояла деревянная богадельня, которую прихожане впоследствии увеличили в длину, а через девять лет заменили каменной. В 1805 году богадельни уже не существовало, и ее здание с небольшим участком земли занимала частная народная школа.

Первый ярус колокольни представлял собой открытую с трех сторон паперть с рядом арок с крестовыми сводами (в дальнейшем их заложили). В арках были устроены ступени для отмостки, а также белокаменные ступени перед входами в церковь с южного и северного фасадов. Погост был окружен каменной оградой с воротами со стороны Садовнической улицы, построенными в виде триумфальной трехчастной арки, состоявшей из четырех прямоугольных каменных столбов, с более широкой средней проездной частью. Впоследствии ворота претерпели существенные изменения: исчезло их дугообразное завершение и на некоторых столбах ограды были утрачены белокаменные конусообразные навершия.

Николо-Заяицкий храм был небогат. В 1771 году в его приходе состояло 30 дворов; в это время церковь «за смертию... священника осталась без службы и затем была запечатана». Из исповедных ведомостей за 1799 год известно, что православных прихожан мужского пола было тогда 117, женского — 121, в том числе княгиня Мария Петровна Оболенская, 6 купцов 1—3 гильдии, 2 купеческие вдовы, коллежский асессор А. Р. Баташов, умершего университетского учителя жена. В ведомостях 1891 года значится домовладельцев и квартирантов 360 мужского пола и 280 женского.

Во время пожара 1812 года огонь пощадил храм, но его утварь оказалась разграблена французами. Благодаря пожертвованиям прихожан утраченную утварь заменили новой и 19 сентября 1812 года освятили придел Николая Чудотворца, а чуть позже и остальные.

В 1820-е годы вдоль северной границы участка выстроен сарай, рядом с которым было решено построить каменные лабазы. В 1850 году на погосте появились многочисленные деревянные и каменные одноэтажные сараи.

С начала XIX века жизнь в приходе активизировалась, чему способствовали купцы, жертвовавшие на благоустройство храма. На основании документов можно предполагать, что в 20-е и 50—60-е годы в храме проводились ремонтные работы и его интерьер, особенно в 50—60 годы, мог претерпеть существенные изменения, тем более что в это время храм отмечал 100-летний юбилей. В приходно-расходных книгах значится, что в 1852 году на починку и разные расходы употреблено 2687 руб. против 643 руб. в 1847 году; в 1853 году — 9452 руб., а в 1865-м — 32 621 руб.

В Преображенском приделе усердием прихожан в 1857 году были устроены аналои, «иконостас резной работы, весь вызолочен, о трех ярусах, отделенных один от другого карнизами... царские врата резные, вызолоченные...», антиминс освящен в 1866 году. В Никольском и Сергиевском приделах иконостасы, устроенные в 1853 году, были столярной работы, все вызолочены, украшены колонками и резьбою, состояли из двух ярусов. На средства потомственного почетного гражданина домовладельца Афанасия Александровича Мошнина были заказаны две изящнейшие серебряно-вызолоченные ризы на храмовые иконы святителя Николая и преподобного Сергия в приделах их имени, он же пожертвовал образ великомученика Пантелеимона высокого художественного письма в серебряно-вызолоченной ризе и металлической раме. (Добавим, что Мошнин в разные годы был членом Попечительского общества о детях лиц, ссылаемых по судебным приговорам в Сибирь; церковным старостой Покровского собора; гласным Московской Городской думы; выборным московского купеческого сословия.)

С 1860 года во все воскресные и праздничные дни на литургии пели певчие Чудовского хора. За пение в храмовые праздники им платила церковь, а в прочие — церковный староста из своих средств или пожертвований от всех прихожан. Церковнослужители имели содержание за совершение треб и богослужения от прихожан и с процентов от капиталов, пожертвованных в пользу причта разными лицами.

В 1887 году была составлена «Метрика» церкви, в которой, в частности, отмечено, что храм построен «из кирпича, нижняя часть облицована белым камнем. Кладка стен и кирпичи обыкновенные. Стены сохранились в первобытном виде... Наружные стены гладкие, украшений никаких, кроме колонок в окнах купола. Барабан с пролетами, цельный без украшений, устроен над сводами. Главы две, на востоке и западе, позолочены. Кресты восьмиконечные, медные. Окна продолговатые, вверху дугообразные, помещенные над цоколем. В алтаре шесть, в один свет, с прямыми перемычками; над окнами кокошники, наличники валиками; окна имеют отливы вовнутрь, решетки железные, кольцеобразные, ставни простые. Дверей три, с северной, южной и западной стороны; железные, украшений нет, наличники без резьбы». Интерьер главной церкви имеет вид «квадратной палаты, алтарь отделяется каменной стеною с тремя пролетами. Приделов два; западный притвор в виде палаты, отделяется глухой стеной с пролетами. В главной церкви своды в виде круговой дуги без опоры на столбах; в придельных покоятся на четырех столбах. К востоку устроено средостение с одним полукруглым пролетом... В приделах потолок украшен лепными рамками и головками херувимов. В главной церкви пол мозаичный, в приделах из чугунных плит. Алтарь без разделений... помост возвышен на одну ступень. Горнее место в углублении под полукруглым сводом. Солея каменная на одну ступень выше помоста храма и отделена медною решеткою.

Церковь внутри украшена живописью... главная церковь расписана вся, есть изображения русских князей в княжеских костюмах, в коронах... Колокольня вместе с церковью, основание четырехгранное, верх осьмигранный, каменная. Колоколов восемь... самый древний относится к 1834 году, остальные все принадлежат к позднейшему времени. Надписи на колоколах обыкновенного содержания». Впоследствии колоколов стало девять. Главный — «во славу Святой, Единосущной и Нераздельной Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа» в 356 пудов весом, полиелейный в 165 пудов, повседневный и семь разного веса.
Из древностей, хранившихся в храме, достойны внимания старинная икона святителя Николая Чудотворца Заяицкого в приделе его имени за правым клиросом, которая была пожертвована заяицкими казаками, в серебряной вызолоченной ризе, устроенной в 1814 году вдовою, купеческой женою Софьей Елисеевной Свешниковой. Другая икона святителя Николая в иконостасе Преображенского придела — копия с пожертвованной казаками, с отдельными вверху и внизу иконы житием и чудесами святителя Николая, принадлежащими к подлинному образу, который на этом месте вставляем был на лето. Икона «Утоли моя печали», в серебряной вызолоченной высокой работы ризе с венцами, устроенной в 1853 году усердием купеческих девиц Татианы и Ирины Забелиных, имевших в приходе свой дом, в котором они и жили. У левого столба находилась икона «Тихвинской Одигитрии», точная копия с подлинной, в серебряной вызолоченной ризе, устроенной в 1820 году усердием всех прихожан. Икона «Иверской», в серебряной вызолоченной ризе, сделанной усердием бывшего церковного старосты московского купца Афанасия Васильевича Саврасова в 1859 году. В левом приделе «Казанская» икона, в серебряной вызолоченной ризе, устроенной в 1821 году купцом Родионовым. Древняя замечательного письма икона святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, с житием его по сторонам, в серебряной вызолоченной ризе. Местная икона Божией Матери «Феодоровской», в главном Преображенском храме, в серебряной вызолоченной ризе чеканной работы, сделанной в 1879 году по завещанию прихожанина, московского купца Матвея Дмитриевича Брюшакова (Брюшанова).

Им же была пожертвована в 1816 году доска в серебряном вызолоченном окладе, с восьмиконечным крестом в середине, по сторонам которого помещались части ризы и Креста Господня и частицы мощей святых апостолов Марка и Андрея Первозванного, святителя Николая, пророка Михея, святых Лазаря Четверодневного, Иоанна Воина, благоверного царевича Димитрия, великомученика Никиты, священномученика Антипы, преподобных Петра Афонского, Онуфрия Великого, Исаии, Сергия Радонежского, Исидора, Алексия человека Божия, святых Меркурия, Евдокии, Евгении, Симеона Верхотурского, Варлаама Хутынского, Макария Фряжского-Печерского, Гликерии, Моисея, благоверных князей Бориса, Даниила, святых Иоанна, Василия Блаженного, Димитрия Мироточивого, Иоанна Новгородского, Григория Двоеслова, великомученицы Варвары, святителей Иоанна Златоустого, Иоанна Милостивого, Ионы, Иоанна Цареградского, святых Ирины, Прокопия Декаполита, Косьмы бессребреника, мученицы Татианы, святых бессребреников Косьмы и Дамиана и 10 клейм безымянных святых.

Псковским почетным гражданином Антипом Ивановичем Павловым была пожертвована доска с частями мощей разных святых, числом 91, в серебряном вызолоченном окладе: святых Григория Неокесарийского, Тихона Чудотворца, Василия Амасийского, Кирилла Иерусалимского, Николая Чудотворца, Петра, Ионы и Филиппа, митрополитов Московских; Амфилохия иконописца, Афанасия Великого, Тихона Амафунтского, Афанасия Афонского, Иоанна Новгородского, Никиты, Ионы и Евфимия, Новгородских чудотворцев; Леонтия, Исаии и Игнатия, Ростовских чудотворцев; Антония и Феодосия Печерских, Мелетия Антиохийского, Григория Декаполита, Гурия Тверского, Евиласия, Саввы Освященного, мучеников Пантелеимона, Антипия и Харалампия, Пафнутия Боровского, Алексия человека Божия, Иакова Персянина, Димитрия Солунского, Стефана Персидского, Зосимы и Савватия, мученика Артемия, Димитрия Вологодского, Спиридона Тримифунтского, Амвросия Медиоланского, Григория, просветителя Великой Армении; Сергия и Никона Радонежских, царя Константина и его матери Елены, Максима, Василия, Прокопия и Андрея, Христа ради юродивых; Симеона и Никиты Столпников, Стефана Нового, Евфимия Великого, Илариона Великого, великомучеников Георгия и Никиты, царевича Димитрия Московского, мучениц Екатерины, Варвары, Анны, Ирины, князей Гавриила, Константина, Феодора Ярославича, Бориса и Глеба, Александра Невского, святых Евдокии, Ксении, Давида, Киприана, Иустины, Павла, Макария, Иоасафа, Иоанна Воина, Иоанна Устюжского, царевича Иоасафа, Михаила Малеина, Прокопия Устюжского, Сергия Печерского, Ефрема Сирина, Варсонофия Казанского, Макария Калязинского и Марии Египетской.

В приделе во имя Николая Чудотворца имелся также местночтимый образ «Знамения», первой половины XVI века, в серебряной вызолоченной, чеканной работы ризе, из соседнего Знаменского храма (с 1933 года икона находится в Третьяковской галерее). Издавна по благословению Преосвященного Митрополита Платона день Знамения Пресвятой Богородицы 27 ноября/10 декабря праздновался одинаково с храмовыми и престольными праздниками и сопровождался хождением причта с крестом и святой водою по приходу.

В 80-е годы XIX века храм вновь ремонтировался. В 1888 году были украшены ризами иконы, вызолочены кресты и купола на храме; в Никольском и Сергиевском приделах на средства, пожертвованные прихожанами и церковным старостой бронницким купцом С. Г. Челышевым, были изготовлены новые резные иконостасы; 30 октября приделы заново освятили, о чем сообщалось в газете «Московский листок». Летом 1890 года был освящен и «главный престол, роскошно отделанный на средства достопочтенного С. Г. Челышева».

О характере ремонтных работ в интерьере можно судить по отдельным записям в приходно-расходной книге церкви: «Подрядчику плотничных работ Василию Семеновичу Челышеву за устройство и разборку лесов в храме, за сделание в окна купола 7-ми оконных рам, за переделку и переполировку боковых входных ясеневых дверей, за устройство ясеневой полированной панели с... привалами — 471 руб.; Скворцову Козьме Алексееву за выломку старого и за настилку нового пола из подольского мрамора в алтарь — 368 руб.; Петру Булкину за исправление мозаичного пола в церкви — 11 руб.; Забелину Ивану Иванову за малярные и стекольные работы — 77 руб.; Соколову Александру Афанасьеву за разные оконные и дверные приборы — 39 руб.; Стожарову Николаю Алексееву... за промывку и исправление стенной живописи масляными красками в церкви и за написание орнаментов в окнах и дверях — 570 руб.; Тихонову Василию Петрову за исправление и выскребание церковной утвари, подсвечников и паникадила, ...риз на иконах, вызолочение хоругвей — 696 руб.; Александре Михайловой за промывку и позолоту иконостаса... — 400 руб.; архитектору Каминскому Александру Степановичу за рисунки и чертежи и за присмотр за работами, производившимися при возобновлении теплой церкви в 1888 году и холодной в 1890 году — 2000 руб.»

В этом списке особенно интересны имена художника Н. А. Стожарова, главного исполнителя живописных работ, и архитектора А. С. Каминского, известного тонкого стилизатора, работавшего в конце XIX — начале XX века. Одна из его работ — Третьяковский проезд в Китай-городе.

К началу ХХ века вся церковь была «расписана по стенам и в куполе различными живописными картинами. Низ западной стены в настоящей церкви и низ той же стены и прилежащие к ней части южной и северной стороны до окон в трапезной церкви обиты сукном», при двух пилонах в трапезной «утверждены алтарные иконостасы».

6 мая 1893 года по разрешению епархиального начальства на средства, собранные по подписке с прихожан, открылось Николо-Заяицкое благотворительное братство.

В 1894 и 1907 годах вдоль набережной Москва-реки на погосте было выстроено несколько каменных и один деревянный сарай; их сдавали в аренду под склад товаров. Весной 1898 года причт и староста церкви обратились в духовную Консисторию с просьбой разрешить устройство в подвале холодного центрального придела духового отопления. Необходимость таким образом «расширить храм» объясняли тем, что при большом скоплении прихожан в церкви бывает душно, «отчего на потолке образуется капель, со стен течь и портятся стенная живопись и позолота на иконостасах». Означенные р

Новости 1 - 20 из 25
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец